Обзор рынка

Герметики

alt

Давным-давно жил египетский мудрец по имени Гермес, мудрый был до такой степени, что знал, как, а главное — умел плотно закупоривать сосуды. Как он дошел до этого, какие заклинания и прочие подручные средства применял, известно разве что ученым-египтологам. А тебе, проницательный читатель, скажу главное: легендарное имя Гермес есть прародитель исполненного лирики слова ‘герметик’. Только, пожалуйста, не путай египетского мудреца с одноименным древнегреческим богом скотоводства и торговли. Как говорит Михаил Жванецкий: ‘Не там, не там это все происходит. Не тогда’. Итак, поговорим о них, о герметиках. Нам вдруг стало интересно, что у нас на рынке происходит с этими весьма важными для любого ремонта материалами. Тем более что к нам в редакцию пришел один независимый журналист и поведал вот такую историю. Все началось с мелочей ‘С чистым потолком и новыми обоями комната стала просторнее и светлее. Не зря я потратил время и деньги и вызвал ремонтников. Мой ремонт, правда, скорее косметический, но все еще впереди. Все, что получилось, вполне можно было бы назвать уютом, если бы не сиротливый вид тумбочки, одиноко притулившейся к стене. Мое пылкое воображение тут же подсказало решение: одиночество моей тумбочки скрасит аквариум с рыбками. Благо он у меня есть. Правда, сей сосуд еще ‘времен Очаковских и покоренья Крыма’, но это — наша семейная реликвия, скажу больше — наша гордость. Такого аквариума нет ни у кого. Его еще давным-давно сделал из каких-то подручных материалов мой дедушка по маминой линии. Мама всегда прощала мне все шалости и забавы. Но за аквариум, в который однажды нечаянно угодил мячом, я был выпорот совершенно безжалостно. Слава Богу, эта рухлядь тогда не разбилась. Став взрослым и законопослушным гражданином и осознав себя счастливым обладателем антикварной редкости, я обращался с нею трепетно и нежно. Заботливо очищал стекла, подкрашивал кое-где лопнувший каркас. Покопавшись на антресолях, я выволок его на свет Божий и водрузил на тумбочку. Но, наполнив водой, тут же понял: все пропало. Не уберег. Потому что старое корыто… дало течь. Вода довольно бойко струилась из щелей и напоминала о тщете всего сущего. ‘На работе мы привычно покуривали на пожарной лестнице, и я между делом пожалобился на мой неудавшийся опыт украсить свой быт. Эти подробности внесли оживление в нашу вялую беседу о перипетиях неуравновешенной политической жизни и судьбах страны. Стратегия спасения моего аквариума вызвала гораздо более бурную реакцию коллектива. Энергичная и консервативно настроенная бухгалтер Марья Антоновна тут же сказала: ‘Алексей, тут и думать нечего — берите оконную замазку, и вперед! Я вообще, чуть что, только ей и спасаюсь’. Юная секретарша Катюша цинично предложила клей ПВА, явно не от большой любви ко всему живому. Ребята-дизайнеры, народ прогрессивный, настраивали меня решить вопрос радикально: вообще не заполнять аквариум водой, а развести в нем декоративных пауков-каракуртов или поселить морскую свинку. На огонек выплыл из недр офиса тучный тугодум плановик Бульбудин. Он говорит мало, но всегда по делу. Молодежь хоть и хихикает над его стародревними подтяжками, берушами и ботами ‘прощай, молодость’, но в душе его тихо уважают и его советы принимают к сведению.

altПару минут он молча покуривал, прислушиваясь к нашим ‘парламентским прениям’. Потом в возникшую паузу вклинился его простуженный баритон: ‘Ты, паря, иди в любой хозяйственный, бери герметик и штопай свой антиквариат. Я недавно вентилятор в гараже в стену вставлял. Так вот, — Бульбудин неспешно сделал пару затяжек, — чтобы он не вывалился, залил дыру герметиком, закрасил’ — ‘пых-пых’ (плановик аккуратно загасил сигарету), — ну во-о-т, закрасил. Теперь — красота. Так что герметик — это вещь. Для хозяйства полезная вещь. Очень’. И ушел планировать наши дальнейшие доходы и расходы. Мы тоже потрусили на рабочие места приносить доход государству. Остаток рабочего дня я обмозговывал совет старика Бульбудина. Скорее всего, он, как всегда, прав и плохого не посоветует. Но тень сомнения-таки прошмыгнула. Не может быть все так просто. Наверняка есть в этой видимой простоте какая-то скрытая неприятность. Отсюда все и началось или, как сказал Аверченко, ‘и все заверте…’ Какие они бывают’ На этой схеме хорошо видно, что герметики используются как внутри помещения, так и снаружи Первое, что мне удалось выяснить: герметик — это не монтажная пена (кстати, именно ее мне и посоветовал старик Бульбудин). Отличается она от герметика тем, что после выдавливания на поверхность увеличивается в объеме. А слой герметика при высыхании остается таким, каким был в сыром виде или даже немного уменьшается. По своей консистенции и герметики, и монтажная пена напоминают густую манную кашу или замазку, как правило, застывающую через некоторое время после применения. Нам, покупателям, лучше покупать для хозяйства именно герметик. Выдавил его в щель — и можешь забыть о ней. А вспомнишь, посмотришь — щели уже нет. Точнее сказать, не должно быть, если герметик подобран правильно. Как выяснилось, герметиков на свете великое множество и каждый со своим нравом. Характер и привычки зависят от многого. В первую очередь, от химической основы. Бывают силиконовые, акриловые, битумные, тиоколовые герметики. Кроме того, их различают еще по одному признаку: герметики для внешних и для внутренних работ. На московском рынке свою продукцию представляют множество иностранных фирм.

Свежие комментарии

    Архивы